Лет пятнадцать назад у нас (я тогда жила с родителями) была восточноевропейская овчарка Рита. Летом на даче вздумалось мне позагорать. На пляж идти было лениво, дай, думаю, прямо в огороде и залягу с книжечкой. Намотала на голову футболку за отсутствием панамки, лежу, читаю. В это время Рита, проснувшись после сладкого послеобеденного сна, пошла с дозором по территории. И увидела Нечто (видимо, с футболкой на голове, я производила неизгладимое впечатление, ну, и ветер дул, наверное, в противоположную сторону). А я насчет ситуации вообще не в курсе. Вдруг над ухом раздается львиный рык. Одним движением я сажусь и срываю с головы футболку, одновременно вопрошая: "Рита, ты что, с ума сошла?!" Выражение "лица" моей собаки не поддается никакому описанию. Она поползла ко мне, по-собачьи стеная: "Хозяйка, любимая, дорогая... как же так... прости, бес попутал!" Мой отец, наблюдавший эту сцену от начала до конца, плакал от смеха...

Когда мой Джар был двухмесячным щеном-карапузом, я гуляла с ним недалеко от дома, на пустыре, который простирался за школьным двором. Так вот, каждое утро, в одно и то же время, нас, сидя на заборе, ждала одна ворона. Увидев Джарика, она слетала на землю и, перелетая с места на место, играла с ним "в догонялки". Джарик был в восторге, бегал и прыгал, хлопая еще не поднявшимися тогда ушами. Эти игры происходили каждый день на протяжении довольно длительного времени, около месяца, наверное. А потом ворона исчезла. Я старалась думать, что с ней ничего не случилось, а просто игра наскучила...